Заметки о понятии страха в современной философии

Философия Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Кьеркегора и заканчивается экзистенциалистской философией. Первые замечания, связанные с современной проблематикой страха, мы находим у Гегеля, положившего начало современной философии. Господин победил раба и думает, что извлечет из победы абсолютное признание себя как господина, так как он одержал свою победу благодаря презрению к смерти, риску которой он подвергался до последней минуты. Однако, размышляет Гегель, предельная истина отношений господина и раба не такова. Будущее принадлежит рабу, а господство — это исторический тупик. Что заставляет нас утверждать, что раб есть предельная истина господина? Господин не имел творческого опыта негативности, который пережил раб. Сознание раба испытало страх не по поводу той или иной вещи, в течение того или иного времени, оно испытывало страх по поводу всей его сущности в целом, потому что оно пережило страх смерти, который является абсолютным господином. Таким образом, ни отвага, ни риск не раскрывают человека и его осознание самого себя.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ С.КЬЕРКЕГОРА

В желании быть признанным человек отрицает свою животную природу тем, что готов рискнуть жизнью ради того, чтобы стать объектом желания Другого. Получается, что признание от Другого возможно получить лишь в борьбе с ним не на жизнь, а на смерть, которая уже является социальным, а не природным актом. Причём этим Другим в этот первый исторический момент оказывается реальный человеческий индивид, который лишь позже обретёт своё символическое выражение.

“Стого времени бояре начали иметь страх от государя”; во главе же правления стали Глинские, отчего положение дел нисколько не изменилось к .

Внимание автора сосредоточено не онтологической, а на антропологической проблематике. :"" -"" . , . Гегель и Сартр — два весьма непохожих философа. Каковы точки соприкосновения и точки отталкивания этих двух, столь различных, философских дискурсов?

У истоков концепции Георг Фридрих Вильгельм Гегель — получил богословское образование. Он окончил теологическое отделение Тюбингенского университета где одновременно с ним учился поэт Гёльдерлин, а затем и Шеллинг , защитил магистерскую диссертацию по церковной истории Вюртемберга, однако от духовной карьеры отказался. Тем не менее проблемы религии в течение сравнительно долгого времени занимают доминирующее положение в его духовном мире.

Тогда Исаак затрепетал и возопил в страхе своем:" Господи, сжалься надо мной .. Трудно, дескать, понять Гегеля, а вот понять Авраама - пустое дело.

В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Гроссман В определенном смысле страх всегда был в центре всякой подлинной философий, если согласиться с тем, что философия рождается из неуверенности человека относительно своего происхождения и своей судьбы. Таким образом, исследование философского смысла явления страха могло бы быть связанно со всей историей человечества.

Но мы не можем помышлять о подобном исследовании Мы хотели бы ограничиться рассмотрением смысла явления страха в философской традиции, наиболее яркой для своего времени, той, которая берет свое начало у молодого Гегеля и Киркегора и заканчивается экзистенциалистской философией. Однако, поступая так, мы никоим образом не ограничиваем себя, так как истинную философию страха следует искать именно у этих авторов.

Дело в том, что между древними и современными текстами, посвященными явлению страха, есть одно общее существенное различие: Это различие связано, главным образом, с изменением самой онтологии чувства, являющегося одним из основных моментов современной философской мысли. Перестав рассматривать чувство как тип внутреннего толкования, не-рационального и более или менее адекватного внешним событиям, современная мысль пытается, особенно начиная с Хайдеггера, понять чувство как способ бытия человека.

а) Искусство

Он окончил теологическое отделение Тюбингенского университета где одновременно с ним учился поэт Гёльдерлин, а затем и Шеллинг , защитил магистерскую диссертацию по церковной истории Вюртемберга, однако от духовной карьеры отказался. Тем не менее проблемы религии в течение сравнительно долгого времени занимают доминирующее положение в его духовном мире.

Через их призму он смотрит на многие другие проблемы мировоззрения, в том числе и на политику, которая находилась в центре духовных интересов радикально настроенного юноши, увлеченного идеями Руссо и Великой французской революции. Здесь он продолжает работу над начатым еще в университете первым своим самостоятельным произведением.

Гегель полностью освобождается от терминологии Шеллинга. . в котором сквозит страх перед рассудком, оценивая такое отношение как варварство.

Прогресс в познании мира, но главным образом в познании человеком собственной природы и установлении разумных общественных отношений. Одно самосознание встречает другое самосознание, встречаются множество самосознаний, и отношения между ними устанавливаются в зависимости от высоты развития каждого из них. Устанавливаются вследствие непрерывных конфликтов и войн. Возникшая политическая власть насильственных способом поддерживает иерархию отношений. Отношения, определяемые преимущественно физической силой, смелостью перерастают в отношения, определяемые преимущественно умственными способностями.

А далее развитие самосознаний приводит к тому, что значительную роль начинает играть и нравственный элемент. К тому, что все самосознания по своей сути равноценны, впервые приходит христианство. Восток знал, говорит Гегель, что свободен один деспот , античный мир знал, что свободны некоторые, христианство принесло в мир мысль, что в себе, по зерну, по природе свободны все.

Вершина исторического прогресса — когда каждый человек станет свободным не только в себе, но и для себя, не только в возможности, но и в действительности.

Жак Д Онт - Гегель. Биография

Нумерация в конце страницы. Прежде всего, запросами современной идейной борьбы. Религия, хотя и претерпевает серьезный кризис, все же продолжает играть ведущую роль в духовной жизни буржуазного общества.

Пра Гегель, определивший страх именно как"внутреннее сжатие души в себе перед лицом кажущегося ей непреодолимым отрицания" 1.

Жак Д Онт - Гегель. Биография Вестник, приносящий дурные новости, часто несправедливо платит за причиняемые муки. Как неприятно режет королевский слух в Англии и в Пруссии одно только слово"революция", когда еще слышны отзвуки Славных французских дней г.! И какие несбыточные надежды могло внушить то же самое слово берлинским"демагогам"! Двойственные ожидания Гегеля были бы обмануты, проживи он дольше: В его статье не отразилось, как иногда говорят, главное опасение, страх перед тем, что в Англии повторятся французские события г.

Если английским правителям однажды придется столкнуться с бунтом, разумеется, вещью малоприятной, то разве они этого не заслужили? Относил ли он эти свои мысли к прусскому руководству? Совершенно немыслимо, чтобы он сказал им прямо: Ограничьте непомерную власть юнкеров! По крайней мере, если угроза революции прошла мимо англичан, то для немцев она в достаточно долгосрочной перспективе оставалась реальной.

Гегель, Георг Вильгельм Фридрих

Возникновение философии оракулов Глава Стирлинг Гегель, источник всего современного историцизма, был прямым последователем Гераклита, Платона и Аристотеля. Успех Гегеля невероятен и загадочен. Он мастерски владел логикой, для его мощного диалектического метода было детской игрой вынуть реального физического кролика из чисто метафизического цилиндра.

Он даже осуществил дедукцию действительных положений планет, тем самым установив, что между Марсом и Юпитером не может быть расположена никакая другая планета1 к несчастью, он не заметил, что такая планета была открыта несколькими месяцами ранее.

Чтобы мой поступок имел моральную ценность, с ним должно быть связано мое убеждение. Аморальным является делать что-то из страха перед.

Вводные замечания не могут претендовать на раскрытие весьма сложной структуры и содержания данной работы. К тому же она требует еще и подробных примечаний. Необходимость комментария, учитывающего опыт разнообразных истолкований этого произведения и в свете их уточняющего перевода, также, как нам представляется, не вызывает сомнения. Переведенная Густавом Шпетом, вероятно, в х годах нашего столетия, эта книга была издана в г.

Сам Густав Шпет — блестящий и оригинальный мыслитель своего трагического поколения погиб в ГУЛАГе, причем точные дата и место смерти не установлены до сих пор — продуктивно работал в феноменологическом направлении, отстаивая его поворотное значение в философии начала века. Гуссерля привлекла внимание Шпета программой превращения философии в строгую науку и пониманием философии как чистого знания, свободного от любого рода психологизма.

Влиятельное в те годы неокантианство также претендовало на то, чтобы в противовес философствующей и поучающей"мудрости" быть"философией знания", а вскоре подобная же претензия стала исходить уже от логического позитивизма, владевшего сознанием ученых вплоть до х годов нашего столетия. В противоположность этим направлениям Шпет осуществлял феноменологический подход к анализу сознания и его смысловых образований, причем не только в их абстрактных моментах, но и в их исторической конкретности.

Вот почему его внимание оказалось захваченным"феноменологией духа" Гегеля, и он решился на труд — надо думать, нелегкий и напряженный — перевести эту необычайно сложную, даже в чисто языковом плане, книгу. Коль скоро простое чтение и понимание ее требуют усилий, то можно представить себе объем задачи переводчика на русский язык. К тому же переводить приходилось в такое время, когда наш язык отлучался от подлинно философской мысли идеологией классовой борьбы и ненависти при помощи так называемой диалектики всеобщего, особенного и единичного, предлагающей легко усваиваемые схемы рассуждения.

Такие схемы порождали впечатление полного обладания истиной, причем совершенно непререкаемой, поскольку"истина" в ее"диалектической" схематике постижения всеобщего и тотального превращалась в магический ключ, открывающий без усилий любые двери, ведущие к разрешению каких угодно проблем бытия и познания.

Философия Политики. Лекция № 14. Атипичные великие. Гегель. Ницше. Парето. Шмитт. Фогелин.

Жизнь без страха не только возможна, а полностью достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, нажми тут!